Friday Reads

Начала читать Stasiland, которую я вообще хотела отложить до ноября, т.к. там намечается Берлин и Гамбург, но поболтала в комментариях под видео о TBR и не выдержала, схватилась. А если в ноябре всё пойдёт по плану, то я точно найду, что с собой взять.

boocover

В документалке про зарождение берлинского техно была такая фраза (не дословно): «ГДР — это диснейлэнд для депрессивных», всё так и есть.

Stasiland — это расследование австралийской журналистки Анны Фандер, которая с 90-х гг живёт в Берлине и работает на международном ТВ. На тот момент она трудилась в отделе корреспонденции. Однажды туда написал какой-то мужчина и предложил сюжет про ГДР, но не такой, как обычно, т.е. рассказать о ГДР со стороны западников, а рассказать от лица тех, кто там жил и всё это видел своими собственными глазами. Анна загорелась идеей и пошла к начальству, но пыл ей быстро охладили, потому что тогда об этом никто не хотел говорить, все делали вид, что ничего подобного не было, просто снесли стеночку, подарили гэдээровцам по телевизору с большим экраном и по паре джинс и всё стало чики-пики, зажили дружно и счастливо в одной большой объединённой Германии. Штази? Какие штази? Не было никаких штази.

На этом Анна проводит параллель с тем, как Германия реагировала на упоминание нацизма в течении лет двадцати после окончания ВМВ — никак, про это не говорили, делали вид, что ничего не было. Отстроили города и стали жить дальше, заметая говно под ковёр.

Люди, которые поддерживали и одобряли нацизм, они ведь никуда после окончания войны не делись, они остались там же. Теперь они просто молчали. Штази, после падения Стены и кончины ГДР, тоже никуда не делись, они просто перестали быть штази, но думать, как они думали — не перестали, они просто растворились в общей массе людей и молчали.

В своей книге Анна Фандер рассказывает истории реальных людей, которые просто хотели жить иначе, но стали врагами государства, и истории бывших штази, которые ломали этих самых людей on a daily basis.

Простите, у меня опять драма в тексте.

Книга невесёлая, это понятно уже по первой истории женщины по имени Мариам, которая в 16 лет попала в одиночную камеру за распространение вполне себе невинных листовок, и потом на протяжении нескольких десятилетий была врагом государства. Но и интересная. Так что да, диснейлэнд для депрессивных.

Реклама

Моё любимое время года в чтении, это когда случается полный по**изм к тому, сколько я прочитаю и когда дочитаю книжку. Когда просто такой расслабон, что можно к ней не прикасаться днями, а можно читать по 3 странички в день.

В прошлом году была ситуация, когда я забыла книжку на работе и обнаружила это только в метро. У меня началась настоящая паника, я тогда стояла в вестибюле Техноложки и скачивала на телефон какую-то читалку, а потом ещё файл с книжкой искала. Вчера по дороге на работу ситуация почти что повторилась, точнее повторилось то, что я забыла книжку, но на этот раз просто включила режим whatever, воткнула наушники в голову и поехала себе дальше.

Можно строить из себя какую угодно независимую, но ведение книжных блогов всё равно диктует сколько читать и совестит, когда не получается держать ритм. И это ужасно бесит, честно. Поэтому, когда я пропадаю с канала, то знайте, что я просто пытаюсь завладеть своей жизнью обратно и сделать так, что это я диктую своим книжным блогам, а не они мне.

 

Friday Reads

Читаю сейчас Any Human Heart Вильяма Бойда.  Книжка оч большая и с оч мелким шрифтом, так что я готова сидеть с ней до лета.

any-human-heart-book-cover

 

ГГ — вымышленный писатель по имени Логан Маунтстюарт, единственный наследник папы-бизнесмена, так что вопрос «что пожрать» перед ним не стоит. Логан решает стать писателем и пока что течёт по жизни в поиске сюжета для своего большого романа, время от времени пересекаясь на вечеринках с Хемингуэем, Фитцджеральдом, русскими проститутками, оксфордскими интеллектуалами и распущенными фермерскими дочками.

Весь роман построен в виде его дневников, которые якобы велись на протяжении всей сознательной жизни писателя, т.е. после окончания Первой мировой и почти что до конца ХХ века. С самого начала Логан даёт себе слово быть в дневниках предельно честным, отсюда проникнуться симпатией к этому человеку категорически не получается. Хотя я думаю, что если вот так посмотреть нутро любого человека, даже самого близкого, то никаких тёплых чувств к нему не останется. Не надо, в общем, вести честный дневник, если хочешь иметь друзей и возлюбленных.

Первые страниц 40 боролась с незнакомой лексикой и хотела трусливо сбежать к русскому переводу*, но сдержалась, и правильно сделала, так как дальше всё пошло гораздо легче. Единственное, что смущает — это то, что не получается читать книгу запоем, но это мои личные заморочки, не имеющие к Бойду никакого отношения, т.к. роман невероятно интересный.

 

  • «Нутро любого человека» Уильям Бойд. Росмэн-Пресс, 2004 год.

 

Friday Reads

Сегодня берусь за «Шум времени» Барнса и закрываю ей свои «классические» чтения. Ничего подобного в планах не было, всё само собой вышло. Сначала прочитала очень крутой нон-фикшн про Венецию времён Антонио Вивальди, потом была «Нота» Рудольфа Баршая и Олега Дормана и вот теперь будет Джулиан Барнс с Дмитрием Шостаковичем. Думаю, что рука сама потянулась к этой книге, потому что Баршай очень часто упоминал Шостаковича, очень он уважал его и любил.

boocover boocover (1) boocover (2)

Было бы очень интересно прочитать какой-нибудь роман о жизни внутри оркестра, о музыкантах, которые играют совсем не ту музыку, к которой я привыкла, и которую я чаще всего слушаю. Повторю, что в классической музыке я полный ноль без палочки, но меня буквально завораживают люди, которые её играют и очень хочется узнать всю эту кухню, но увы, ничего подобного я не нашла. Что-то было в романе «Очередь» Ольги Грушиной, там отец семейства играл в оркестре, но это не совсем то, что мне бы хотелось, т.к. это всё же не основная тема, плюс у Грушиной сплошной гротеск.

Наверно, вернусь к сериалу «Моцарт в джунглях», в таком случае. Раз на бумаге ничего подобного нет, то буду пялиться в экран.

На выходных начала читать «Ноту» — подстрочник Олега Дормана к фильму о Рудольфе Баршае. Я не буду даже делать вид, что до того, как я взяла книгу в руки, знала кто это. Знаете, в классической музыке я до безобразия невежественна, и даже если знаю какое-то произведение на слух, то я в жизни не назову его композитора и тем более исполнителей.

Сегодня утром метро у нас уже работало, и я как раз ехала до станции «Технологический институт», т.к. у нас от неё идёт первый рабочий автобус. Вагоны были полупустыми, но мне было даже как-то спокойно, я полностью погрузилась в незнакомую мне жизнь замечательного человека, вынырнув в реальность только тогда, когда увидела на станции цветы и почуяв очень странный и неприятный запах. Вечером же как ни вчитывалась в текст, но отвлечься им вообще не получалось. Очень чувствовалось, что не смотря на покерфейсы кругом, все думают об одном и том же, внимательней приглядываются друг к другу, косятся на рюкзаки и сумки. А я всё равно пыталась читать книгу, хотя бы для того, чтобы создать видимость нормальности.

Thursday reads

В понедельник начала читать «Белые зубы» Зэди Смит. Первые 50 страниц прочитала на русском, потом переключилась на английский. Зря переживала, что язык сложный, книга пошла очень хорошо, правда пару раз заглянула в копию на русском, чтобы свериться с кое чем. boocover-1

Наткнулась на выражение to be in a thick of something. Помню его по сериалу The Thick Of It, в котором Питер Капальди, и вот же, никогда даже в голову не приходило, что это идиома.

«Белые зубы» — многослойный роман о жизни нескольких лондонцев, а так же история их предков и потомков. Персонажи разных национальностей, разного цвета кожи, говорят с разными акцентами, исповедуют разную религию, и по сути, их пока что объединяет только место жительства — северо-запад города. Зэди Смит сама там родилась и вроде как живёт до сих пор.

Я не знаю куда приведёт меня эта история, но пока я понимаю, что мне безумно нравится то, как она написана. Через весь текст, точнее через все 110 страниц, которые я пока что прочитала, идёт невидимая глазу ирония, которая местами всё же прорывается наружу и становится видимой, но потом опять прячется. boocover

Моё единственное переживание по поводу «Зубов», это то, что я боюсь, что я от неё устану раньше, чем она кончится. Она настолько колоритна и событийна, что это может быть просто too much, учитывая, что на прошлой неделе я закончила ещё один богатый на всё это роман «Женщина при 1000 градусов». Наверно, надо было браться за Смит чуть позже, но посмотрим.

Friday Reads

img_3268

 

Пару дней назад взялась за свеженькую биографию Астрид Линдгрен авторства датчанина Йенса Андерсена.

Для начала похвала издательству «Колибри», потому что такого дивного русскоязычного издания я очень давно в руках не держала. Тут идеально абсолютно всё — суперобложка без ненужных хвалебных надписей, обложка под суперобложкой — фото Астрид Линдгрен без названия книги и имени автора, бумага — белая и плотная, огромное количество фотографий и сканов документов, которые не идут отельными блоками, а разбросаны по тексту. Это такое чудо, которое определённо стоит каждого рубля, которые за него просят.

Теперь чуть-чуть по содержанию. Я ещё в самом начале, конечно, но уже удивляюсь тому, что у Андерсена часто встречаются отсылки к предыдущей биографии Линдгрен под авторством Маргареты Стрёмстедт «Великая сказочница. Жизнь Астрид Линдгрен», которую я читала пару лет назад и которую совершенно не помню! Вот вообще! Я даже забыла тот факт, что в 19 лет Линдгрен родила сына, который первое время жил у приёмной матери. Как такое вообще можно забыть? В оправдание скажу, что книга Стрёмстедт мне не понравилась. Ещё я совсем не ожидала, что книга будет настолько заряжена феминизмом, точнее, я совсем не ожидала вообще, что автор будет заострять на нём внимание. Я очень надеюсь, что это не дань тренду, а Андерсен на самом деле думает всё то, о чём пишет. В любом случае, если у вас проблемы с современным феминизмом (у меня, например, с ним большие проблемы, но объяснять я это не буду), то текст бомбёжки не вызывает.

Страшное признание: у Астрид Линдгрен я читала далеко не всё, например, «Братья Львиное сердце», некоторые части про Кати, про Бюллербю и детей с Горластой улицы. Но тем не менее, это один из моих самых любимых авторов. А если я всё прочитаю, то уже ничего не останется, вот так вот.