Саймон Рейнольдс «Ретромания»

Спасибо за отличное начало, которое вернуло меня к прослушиванию альбомов целиком, а то я уже забыла что это такое. Или даже не так, научило меня этому заново. Чтобы не шаффл (скип-скип-скип-скип-скип-а ну вот норм песня, можно послушать-скип-скип-скип), а чтобы альбом и ещё желательно, чтобы перед глазами были тексты песен, а то ведь реально получается усвоить чью-то работу лишь наполовину. Я, в первую очередь, западаю на мелодию, а потом уже узнаю, что я как в той рекламе про изучение английского языка, радостно пою о том, что я проститутка или не менее радостно трясу хайром под песню о самоубийстве.

И ещё за то, что я, надеюсь окончательно, поняла, что качать музло и книжки нахаляву больше не буду. Не потому что из-за этого загнутся музыкальная и литературная индустрии, а потому что из-за этого загнусь я. Неограниченный доступ к информации губит прежде всего её потребителя. Зачем мне гигабайты музыки и книг, которые я накачала, но до сих пор не прослушала и не прочитала? Ну вот зачем? А когда за что-то, что хочется, приходится отстёгивать денежку, тут начинается естественный отбор, который, прежде всего, сохраняет душевное спокойствие. Так что да, спасибо, Саймон, за то, что помог это понять.

Дальше мысли Рейнольдса растеклись по древу. Человек — реальный профессионал своего дела. Я его читала и понимала, что я не просто дилетант в музыке, а полнейший чайник, что я ничего и никого не знаю, что мои музыкальные познания — капля в море и от этого стало как-то тоскливо, если честно.

Да, я больше всего люблю группы, которые знаю не один десяток лет (true love существует), да, новички в ряды моих любимцев попадают очень редко и со скрипом (последнее пополнение списка фаворитов — Public Service Broadcasting, о которых я узнала в 2014 году), но если до прочтения «Ретромании» я не ставила себе это в вину, то теперь я чуть ли не чувствую на себе ответственность за то, что в нулевые в музыке не было ничего нового, только хорошо переработанное старое.

«Ретроманию» оказалось не так-то просто читать, как раз таки из-за того, что автор знает, что он пишет и идеальный читатель для его труда — такой же эрудированный и музыкально просвещённый человек, а как вы уже поняли — это не я, увы. Нет, до книги-то я себя считала вполне продвинутой, три хаха. Мысли Рейнольдса скачут от одного к другому, поток информации неиссякаем и подача её бессистемна. Всё это вместе привело к тому, что дойдя до середины я решила, что пока что хватит. Может быть когда-нибудь, но точно не сейчас.

Реклама

Книги марта 2016

  1. Карсон Маккаллерс «Участница свадьбы»

boocover

Мне кажется, будто с меня сняли всю кожу. Съесть бы сейчас шоколадного мороженого.

Повесть о взрослении, которую надо обязательно читать жарко-сонно-ленивым летом, а не в серо-уныло-тленном марте. Американский юг, сороковые годы. Девочка по имени Фрэнки решила, что она уже выросла, но вроде это случилось не по её хотению, поэтому всё не то и всё не так. Чтобы всё наладилось надо сбежать, лучше всего со старшим братом, который вот-вот женится и непременно заберёт Фрэнки с собой. На новом месте у неё будет новая, простая и понятная жизнь, как раньше, а не то, что сейчас. Девочка, влюблённая в свадьбу. Книга, которая с простотой разбивает сердце читателя, но оно того стоит. Одна из лучших вещей, которые мне когда-либо попадались.

Читать далее

non-fiction 12-12 (март) Памела Трэверс «Московская экскурсия»

Интересное наблюдение: оказывается, туристические записки написанные в 1932 году об уже несуществующей стране под названием СССР, вызывают бомбёжку у некоторых жителей современной России. Чёто им стало обидно от того, что какая-то иностранка посмела сказать «фе» тому, что в гостиницах не было света, тепла и затычек для ванной, что магазины стояли пустые, что их не водили ни в галереи, ни в музеи, а на фабрики и заводы (удиви британца заводом, да), что советы гордились тем, что разрушили дофига памятников зодчества, превратив те в овощные склады, что вместо реальных колхозов их возили по потёмкинским деревням, для того, чтобы совершить звонок из гостиницы (не международный), надо было дать взятку и желательно продуктами, что курс, по которому обменивали фунты на рубли очень сильно отличался от банковского, а выхода не было, либо покупай 1 руб за 100 фунтов (грубо говоря), либо помирай, что советские граждане, которых им показывали, как в зоопарке, били себя пятками в грудь, утверждая, как они счастливы жить в СССР (а мясца у вас не найдётся? вы ж из буржуйской страны, ну), и что люди с живыми эмоциями всё это время прятались в театре, как на сцене, так и в зале.

Да ты, да ты, да ты в свою Англию езжай и про неё гадости пиши, ваще! Понаехала тут.

boocover

Очевидно, Советы озабочены не столько атеизмом, сколько тем, как бы, свергнув одного Бога, превознести другого — Человека — и утвердить идеальный Рай здесь и сейчас. Небеса на земле, Ленин как икона, и хор ангелов Коммунистической партии. Нет народа более исконно религиозного, чем русские, — просто ныне они обратили свою веру в новом направлении.

Ироничный, язвительный текст приправлен огромным количеством шикарных архивных фотографий того времени, настоящий экскурс в историю. Да, с уколом, но это всяко лучше, чем с пеной у рта.

 

Читала в декабре

Алекс Капю «Мистификатор, шпионка и тот, кто делал бомбу» (7/10)

boocover

Биографии трёх реальных людей, которые автор свёл под одной обложкой и завуалировал под роман. Почему бы и нет?

Мистификатор — рестовратор и художник Эмиль Жильерон младший

Шпионка — певица Лаура Д’Ориано

Тот, кто делал бомбу — физик Феликс Блох

В начале книги Капю свёл героев в одной точке, а именно в Швейцарии, они все оказались в одно время в одном месте, а дальше их линии разошлись, как в море корабли и так больше никогда не сошлись. Если между Блохом и Д’Ориано ещё можно провести параллели, т.к. деятельность каждого пришлась на период Второй мировой и была направлена против Германии-Италии-Японии, то Жильерон скончался как раз перед войной, а его деятельность состояла в том, что он создавал многочисленные копии с найденных древнегреческих артефактов и продавал их в мировые музеи. Его история показалась мне лишней, хоть и познавательной.

Читать далее

Прочитано в октябре

Чем я ненавижу ноябрь и февраль (самые мутные месяцы в году, бррр), так это тем, что это мои периоды застоя. Когда вообще ничего не хочется делать, даже читать. Могу часами сидеть на диване и смотреть в стенку, залипнуть на какой-нибудь идиотской программе по телеку, три часа играть в кэнди-краш, неделями не снимать высохшее бельё с балкона и питаться крекерами и пельменями.

Я раз 10 пыталась написать какие-то отчётики о прочитанном за октябрь или выложить фото с покупками, уже 4 раза переснимала видео для буктьюба на первую тему — сажусь за монтаж и понимаю, что несу какую-то ересь, да ещё при этом торможу так, что рассказ об одной книге растягивается на 10 минут. Мне надо найти выход из этого застоя. Давайте я всё же попробую хотя бы в трёх словах рассказать о том, что было прочитано в прошлом месяце.

  1. Jana Hensel «After the Wall»
boocover

The GDR is history. East Germany — as a geographical area, a way of life, and mentality — survives to this day.

Рассказ о гэдээровском детстве и фээргэшной юности, который показался мне весьма годным. Больше всего я боялась, что в книге будет много дешёвой драмы и надрыва, но это произошло очень быстро на первых страницах, а дальше авторская боль утихла и стало хорошо. Правда местами у Яны всё-таки есть нестыковки в рассказе, которые проявляются при воспоминаниях о первых встречах с западными студентами уже после падения Берлинской стены. Например, она говорит, что ей было очень одиноко, когда заходили рассказы о детстве, так как западники говорили о  книжках Астрид Линдгрен и о всяких сериалах, которых в ГДР не было. Однако Астрид Линдгрен в ГДР печаталась, это точно, а западное ТВ они смотрели через тарелки, которые были у каждого второго (Яна сама где-то в начале книги об этом писала). В общем, не знаю, либо она уже что-то путает, либо всё же решила выступить большей сиротинушкой, чем была на самом деле.

Мне очень понравилось, что в этой книге она не принижала и не возвышала ГДР, говорила всё, как есть и местами достаточно откровенно.

Читать далее

Friday Reads

С утра бегала по врачам и в очередях начала читать любопытную вещь под названием «Танки в Праге, Джоконда в Москве. Азарт и стыд семидесятых», авторы Мария и Аркадий Дубновы.

boocover (1)

Прочитала я совсем немного и могу сказать, что это сборник рассказов абсолютно разных людей, которые вспоминают чем для них были знаменательны семидесятые годы. Естественно речь идёт о жителях бывшего СССР, более того, в книге собраны только рассказы москвичей, так что если быть объективным, то это книга о том, чем жила московская интеллигенция семидесятых.

Вообще, у меня по плану стоял Кабре и его загадочный роман «Я исповедуюсь», но решила отложить его ненадолго.