non-fiction 12-12 (март) Памела Трэверс «Московская экскурсия»

Интересное наблюдение: оказывается, туристические записки написанные в 1932 году об уже несуществующей стране под названием СССР, вызывают бомбёжку у некоторых жителей современной России. Чёто им стало обидно от того, что какая-то иностранка посмела сказать «фе» тому, что в гостиницах не было света, тепла и затычек для ванной, что магазины стояли пустые, что их не водили ни в галереи, ни в музеи, а на фабрики и заводы (удиви британца заводом, да), что советы гордились тем, что разрушили дофига памятников зодчества, превратив те в овощные склады, что вместо реальных колхозов их возили по потёмкинским деревням, для того, чтобы совершить звонок из гостиницы (не международный), надо было дать взятку и желательно продуктами, что курс, по которому обменивали фунты на рубли очень сильно отличался от банковского, а выхода не было, либо покупай 1 руб за 100 фунтов (грубо говоря), либо помирай, что советские граждане, которых им показывали, как в зоопарке, били себя пятками в грудь, утверждая, как они счастливы жить в СССР (а мясца у вас не найдётся? вы ж из буржуйской страны, ну), и что люди с живыми эмоциями всё это время прятались в театре, как на сцене, так и в зале.

Да ты, да ты, да ты в свою Англию езжай и про неё гадости пиши, ваще! Понаехала тут.

boocover

Очевидно, Советы озабочены не столько атеизмом, сколько тем, как бы, свергнув одного Бога, превознести другого — Человека — и утвердить идеальный Рай здесь и сейчас. Небеса на земле, Ленин как икона, и хор ангелов Коммунистической партии. Нет народа более исконно религиозного, чем русские, — просто ныне они обратили свою веру в новом направлении.

Ироничный, язвительный текст приправлен огромным количеством шикарных архивных фотографий того времени, настоящий экскурс в историю. Да, с уколом, но это всяко лучше, чем с пеной у рта.

 

Friday Reads

Вчера вечером закончила с первой частью неаполитанской житейской драмы My Brilliant Friend. И не смотря на то, что дальше по плану у меня было «Железо, ржавое железо» Бёрджесса, рука сама по себе потянулась к биографии Сталина, прости господи. Свои читательские предпочтения я бы назвала так «книжный винегрет». Никакой логики в выборе чтения, его последовательности и структуре у меня нет, что хочу, то ворочу.

Oleg_Hlevnyuk__Stalin._Zhizn_odnogo_vozhdya

К выбору биографии о И.В. Сталине я подходила довольно тщательно, уж очень много спекулятивной шляпы написано и издано на тему вождя и его окружения. Ну как тщательно? Я просто доверилась издательству Corpus, которое в начале года выпустило книгу историка Олега Хлевнюка под названием «Сталин. Жизнь одного вождя». И вот надо же такому случиться, что с самых первых строк введения, Олег Витальевич развеял мои опасения по поводу правильности выбора книги: «Эта книга будет неинтересна авторам «Иного Сталина», «Подлых мифов о Сталине», «Сталина Великого», «России за Сталина», «Настольной книги сталиниста» (wut?), «Убийства Сталина» и прочего, а также их почитателям. Я писал эту книгу для тех, кто (как и я сам) хотели бы понять Сталина и его эпоху, характер и логику действий советского диктатора, оказавшего столь значительное влияние на развитие нашей страны.» Т.е. такой «Сталин 101».

Потом я посмотрела на ролик, в котором Олег Хлевнюк рассказывает о поре «Большого террора» в 1937 — 1938 годах и кажется немного зафанатела. Всегда восхищалась и буду восхищаться людьми, которые способны запоминать огромное количество информации, анализировать её, правильно трактовать и интересно подавать. Ужасно жаль, что я не попадаю на его лекцию, которая будет в Москве завтра.

Friday Reads

«I Capture The Castle» Доди Смит.

Меня почему-то очень греет мысль о том, что сейчас эта пухленькая нежно-зелёная книжка лежит у меня в столе и стоит мне только протянуть руку и я до неё дотронусь. И что она занимает почти всё место в моей сумке, пока я передвигаюсь от точек А до точек Б. И что я могу позволить себе невиданную прежде роскошь — прийти домой с работы, рухнуть на кровать и прочитать две — три странички, заедая текст чершней.

Никуда не хочу с ней торопиться. Такое чувство, что пока есть эта книга, то будет лето. И совсем неважно, что там на самом деле за окном.

Icapturethecastle1

Friday Reads — 13

Я делаю всё, что угодно, лишь бы не читать «Зулейху». Потому что если я продолжу её читать, то она закончится.

Guzel_Yahina__Zulejha_otkryvaet_glaza

PS Я чуть-чуть обрезала обложку снизу, потому что там выдержка из рецензии Людмилы Улицкой. Очень вульгарная и неуместная.

Джордж Оруэлл «Да здравствует фикус!»

«У меня война с деньгами, и живу я согласно фронтовой обстановке.»

«Да здравствует фикус!» — это история поэта Гордона Комстока, который объявил войну деньгам, и для которого символ системы — это фикус, обыкновенный домашний фикус в горшочке на подоконнике.

Гордон Комсток — выходец из обедневшего рода Комстоков, единственная его надежда и свет в окошке. Гордону глубоко противно всё, что связано с современной хорошей и сытной жизнью: служба на приличном месте с 9 до 5 за приличную плату, обязательная жена, детишки и фикус на окошке, как последний узелок петли на шее. Ему почти 30, он неудачливый поэт, который пару лет назал выпустил сборник стихов, который прошёл незамеченным, живёт в клоповнике, встречается с девчонкой с бывшей работы, дружит с буржуа, который стыдится того, что он буржуа и мечтает стать анархистом и социалистом (но только если жить в комфорте). Комсток работает в задрипанном книжном магазине за гроши, считает пенни и покупает сигареты поштучно, он не берёт денег в долг и не позволяет никому за себя платить, потому что тогда деньги возьмут вверх. Во всех своих неудачах он винит деньги: не печатают стихи? Потому что ты не богатый хлыщ со связями, не даёт подружка — потому что ты не можешь сводить её в ресторан «Модильяни», друзья перепутали дату в приглашении на вечеринку и не побеспокоились исправить ошибку? Потому что ты голодранец в штопанных носках и никто о тебе беспокоится не будет. А кругом Комстока сплошь ненавистные псевдоинтеллектуалы, которые держат книжки обложками вверх, хапуги-официанты, и реклама, призывающая хрустеть хрустиками на завтрак.

Для Гордона единственный способ спастись от фикуса, это опуститься на самое дно, из которого уже не возвращаются, туда, где по его мнению, все равны. Жить в настоящем клоповнике, перестать мыться, бриться, вставать с кровати и просто сгнить заживо, чтобы подружка наконец перестала трындеть о работе на «хорошем месте», друг-социалист отстал со своей мат.помощью, а старшая сестра окончательно уверовалась в том, что род Комстоков обречён.

Характер Гордона подстать его взглядам на жизнь, никто ему не мил, все враги и подлецы, потому что ими правят деньги. Кто о чём, а мистер Комсток любую тему для разговора всегда выведет на бабки. Потрясая своим костлявым кулачком в их сторону, не замечая при этом, что его буржуазный приятель на самом деле его единственный настоящий друг, а его подружка, за два года так и не допустившая между ними интимной связи, искренне его любит, не смотря на дырявые носки и юношеский максимализм, который к тридцати обычно сменяется смирением и фикусом на подоконнике.

Я согласна с Гордоном вот в чём, чтобы перестать был пресловутым винтиком в этой абсурдной системе, на которой держится весь мир, надо выпилить себя из неё. Потому что её никогда не победить, никогда, никогда, никогда. Человек есть существо потрясающе идиотское. Он уже не может жить без искуственных рамок, которые он возводил вокруг себя с того времени, как слез с дерева (зачем ты слез с дерева, человек?). Те, кто уже всё про эту жизнь всё понял и кто посмелей, уже давно сунули себе дуло в рот или сиганули с моста, а остальные тянут лямку, пытаясь всех перехитрить.

На этом пафосном моменте можно было бы и закончить, но есть такая вещь, Гордон Комсток-то оказался не таким уж и кремнем. Дно дном, фикус фикусом, но «милое дело — обличать гниющий мир, жуя деликатесы, попивая прекрасное вино». Т.е. когда в брюхе сыто, тело в тепле и чистоте и официант не косится, а расплывается в угодливой улыбочке и стих в журнале напечатан, вроде как и войну с деньгам можно не вести, так, погрозить им пальцем, мол, шалунишки. В конце концов Комсток всё же сдался, но так как он Комсток, то не смог не сделать красивого и дурного жеста, спустив свою единственную стоящую работу в унитаз. Принёс жертву фикусу.

Гордон Комсток — это Дон Дрейпер, ей богу. В будущем (которое нарисовала моя фантазия, опираясь на недавно досмотренных Mad Men и поле деятельности фикусного протагониста) он пьёт дорогой виски в хорошем костюме, по щелчку пальцев сочиняет лучшие рекламные слоганы, меняет женщин пару раз за сезон и знает, что стоит только захотеть или, наоборот, перестать хотеть, и всегда можно вернуться в мир уютного лондонского днища.

PS

А мир этот гниёт не одну тысячу лет и всё никак не сгниёт. Обнимемся же с фикусом, друзья!